.hack//G.U., том 2 - Глава 3-4

***

4

Игроком Куна был Томонари Касуми. Он родился и вырос в Канадзаве, после окончания старшей школы поступил в колледж. Сейчас он жил один в съемной квартире. Ему было двадцать четыре. Карьеры не было. Он посто брался за ту работу, которая ему подворачивалась. Большей частью он работал в зале игровых автоматов.
Но сейчас у Томонари была другая работа. Он помогал системным администраторам поддерживать онлайновую игру «Мир». Он был ГМ-ом. В списке его текущих обязанностей было участие в проекте G.U.
В G.U. платят гораздо лучше, чем в игровом зале…
Стабильная зарплата стала для него настоящим облегчением, несмотря на то, что он стал испытывать недостаток свободного времени. Он также понимал всю опасность АИДА, в отличие от обычных игроков. Он знал все и потому планировал получить зарплату повыше, чем у большинства новых работников корпорации.
Томонари Касуми мечтал работать в корпорации C.C.
Он хотел разрабатывать игры и именно поэтому поступил в колледж, чтобы этому научиться. Он поводил время с друзьями, разрабатывая глупую и неуместную игру. Ему не удалось заполучить работу в корпорации. Он лишился своей мечты. Эта история осталась в виде фотографий на его компьютере.
Я так и не вырос.
Когда он обрел силу персонажа Эпитафии, его жизнь изменилась.
Куна отметили как кандидата на роль Владельца Распространителя. После он один раз встретился с Пай в реальной жизни. Она окончила престижный университет и была изумительным инженером. К его удивлению, они были примерно одного возраста, что лишь подчеркнуло для него всю его никудышность.
Но Томонари не намеревался сдаваться без боя.
Он был полон решимости как-нибудь это изменить! Разумеется, он не хотел проиграть Рэйко, поому что она была его ровесницей. Возможно, она понимала его чувства.
Сидя в кофейне рядом со станцией, он бросил взгляд в окно.
В Канадзаве было гораздо приятнее, чем в Синдзюку и Икебукуро. Еда была лучше. Там была история. С этим городом было связано множество его хороших детских воспоминаний.
Не хватало лишь одного.
- Ты уезжаешь?
С небес светило солнце.
Он мечтал о том, что уедет в большой город. Он отчаянно хотел стать лучше. Поэтому ему казалось, что покинуть дом было лучшим решением. Ему обещали стабильную зарплату, поэтому он должен был поехать. Единственным преимуществом Томонари была его молодость.
Кун бросил все, чем он являлся, в хаос, коим были АИДА и «Мир».
Он хотел решить проблему Потерянных.
Дабы найти свое предназначение и воплотить свою мечту, он должен был пройти через все тяготы. Самое время было цепляться за свои мечты.
***

Корневой город ∆-сервера: Вечный город Мак–Ану

Центральная площадь Мак–Ану со своим фонтаном была похожа на базар. Здесь располагались лавки всех крупных гильдий. Народ тек сюда рекой, чтобы воспользоваться их услугами. Личные лавки небольших гильдий терялись в этой толпе. Впрочем, магазинчик гильдии «Канард», открытый Сакубо, не гнался за прибылью. Его целью было снабжать новичков расходными айтемами по дешевке. В нем также продавались и другие айтемы, вроде цветов, бесполезные, но способные доставить игрокам простую радость.
Кун смотрел на площадь с вершины колокольни.
Его никто не мог заметить. Персонаж Куна был прозрачным и потому невидимым для обычных игроков. На вершину колокольни игроки забраться не могли, но Кун обладал привилегиями системных администраторов и потому мог спокойно стоять здесь и наблюдать за городом.
Мир да покой.
Он был словно герой из комиксов.
Вечное солнце бросало свои лучи на корневой город. Лабиринт улиц был изрезан тенями. Этого обычные игроки тоже не могли видеть. Именно на такое место Кун и надеялся. Во времена предыдущих версий «Мира» Бальмунг и его друг Орка прошли ивент «Единый Грех» и стали героями. Благодаря рассказам персонажа по имени У. Б. Йейтс они стали называться Потомками Фианны. Они были особенными.
Я здесь.
Томонари разлогинился в приступе гнева после вчерашнего спора у Змея знаний. Он прочел файлы Бансёйи, которые распространили среди участников проекта, в том числе последний, шестой.
В былые дни «Мира» Эндранс использовал персонажа по имени Эльк.
Томонари вспомнил, что произошло шесть лет назад.
Этот странный зомби, который был в локации с камерами хранения… Хасео назвал его Трай-Эджем. Он был вооружен парными клинками, охваченными лазурным пламенем. Схожесть попросту невозможно было отрицать.
Герой, Кайт. Персонаж, положивший конец инциденту с Морганной семь лет назад.
Томонари не нужно было читать файлы Бансёйи. Он знал Кайта.
Томонари Касуми был одним из Потерянных в ходе второго сетевого кризиса и инцидента с Морганной.
Его персонажа звали Зиг. Он был превосходным игроком. Он сильно хотел быть похожим на Бальмунга. В какой-то момент он вступил в контакт с Морганной и впал в кому. Кайт был тем, кто его спас. Его группа, в составе которой был и Бальмунг, стала известна как «.хакеры». А еще в его классе была девочка по имени Минасэ Маи, которая сильно помогла ему в реальном мире.
Вспомнив это имя, он ощутил грусть.
Маи…
Имя «.хакеры» вскоре расползлось по всему Интернету после нескольких инцидентов, как и было сказано в отчете. Оно обрело собственную жизнь, и множество людей заявляло, что входило в число .хакеров. У Томонари, однако, были свои идеи. Зиг не был достоин Минасэ Маи. Он не был героем.
Зиг был жертвой.
Не этого Томонари хотел для себя. Он не хотел быть второстепенным персонажем, которого убивают ближе к концу фильма. Он хотел быть героем, как Кайт и Бальмунг, разрешившие кризис.
Эта сила привела историю в движение. Сила для спасения людей.
После окончания старшей школы их с Маи пути разошлись. Они начали переписываться по элетронной почте. Они разделились. Маи уехала за границу, чтобы стать волонтером, и жила в таких местах, как Африка и юго-восточная Азия.
Жизнь девушки, которую он любил, была спасена другим. Затем он остался позади. Томонари было больно, и теперь он флиртовал со всеми подряд просто из привычки.
Если бы я был героем…
Если бы он был тем человеком… если бы история была другой, то, возможно, Маи сейчас была бы с ним. Шансы на это были ничтожны. Для этого необходимо было чудо. Она не захотела бы быть с неудачником, работающим, где придется, и живущим в Канадзаве. Ему нечего было ей предложить. Она не собиралась вновь принести радость в его жизнь.
Я намерен решить эту проблему с АИДА.
В этот раз он сделает это.
Семь лет назад инцидент с Морганной так и не был освещен публично. Верхи корпорации C.C. скрыли рождение совершенного ИИ, Ауры, и факт того, что второй сетевой кризис получил свое начало в «Мире». Лишь те, кто был вовлечен, как Кайт, и Потерянные, вроде Томонари, осознавали всю серьезность ситуации и по-настоящему поняли, что произошло. Файлы Бансёйи были единственной документальной записью тех событий.
В этот раз я спасу Потерянных, - пообещал себе Кун и окинул взглядом улицы города. Мне нравится этот вид.
Он что-то почувствовал. За его спиной кто-то был. Насторожившись, Кун развернулся…
- Ты!
Это был человек с огромной, деформированной левой рукой — Ован.
Он был изначальным главой гильдии «Сумеречный отряд», заслужившей себе славу обнаружением Потерянных земель. Для системных администраторов он был читером, несущим в своем персонаже огромное количество нелегальных данных. То, что он заметил Куна, когда тот был в режиме невидимости, лишь подтверждало тот факт, что он бы хакером.
- Это нарушение пользовательского соглашения, - отчитал его Томонари вместо того, чтобы поприветствовать.
- Я хотел поговорить с тобой, - он имел в виду, что хотел поговорить лично, не пользуясь электронной почтой.
- Поговорить со мной? – в теле Томонари был напряжен каждый мускул. По непонятной причине он был частью плана Ована. Ован был человеком, таившимся в тенях «Мира» и обладавшим собственными взглядами на феномен АИДА.
- Кун, Зиг… Томонари Касуми. Семь лет назад ты был Потерянным во время инцидента с Морганной.
Ован знал, что происходило за кулисами «Мира».
- Ты много обо мне знаешь, - Кун скрыл свое изумление и начал изучать Ована. Ему не нужно было бежать или прятаться.
Словами меня не выбить из равновесия.
Этот человек был хакером, преступником. Здесь, в «Мире», у Куна было преимущество. Он был системным администратором и Владельцем Эпитафии.
- Сюда. Не хочу, чтобы Ята нас видел.
- Я не стану говорить ничего, что может доставить мне неприятности, - сказал Кун.
- Ой, неужели я все неправильно понял? Ты, как и Пай, тоже без ума от Яты? – попытался спровоцировать его Ован.
- Нет. Но я горжусь своей работой в G.U. – Кун постарался сделать так, чтобы его голос прозвучал уверенно.
- Работой в G.U.?
- Решением проблемы АИДА и спасением Потерянных, - решительно сказал Кун.
- G.U. и Ята на самом деле преследуют не эти цели.
Кун ничего не сказал.
- Какое говорящее молчание, - произнес Ован, словно Ята был здесь вместе с ними. – Но вскоре ты поймешь, что Ята за человек. Ты видел, как он ставил свои исследования выше безопасности игроков на АИДА-сервере. Он жаждет знаний. Он всегда был эгоистом.
Кун не мог не согласиться с этой оценкой, но…
- Чего ты добиваешься?
Какую выгоду Ован мог извлечь из разногласий внутри G.U.?
- Кун… Зиг… ты всегда хотел быть героем, как Кайт или Бальмунг.
- И что с того?
- Но ты стал лишь беспомощной жертвой. Выдержать такое, должно быть, нелегко.
- Да, но я теперь здесь. И я Владелец Эпитафии.
- Ты инструмент. Ята никогда тебя не послушает.
Он не уважает мое мнение.
Ован прекрасно понимал, что чувствует Кун. Его взгляд проникал прямо в его сердце и видел всю ту неприязнь, которую Кун питал к Яте.
- Инструмент. Пожалуй, это так. Но я должен быть в G.U., чтобы добиться того, чего хочу. Без G.U. мне не видать роста.
Кун не сводил глаз с Ована. Это была опасная ситуация. Если он становился подозрительным, значит, он никому не мог доверять. Томонари должен был узнать, что замыслил Ован.
- Тебе страшно отринуть прочь столь великолепный вид? – Ован окинул взглядом город с высоты колокольни.
Были сумерки. День города подошел к концу, и наступал вечер.
Без привилегий системного администратора он бы не оказался здесь. У него не было крыльев, как у Бальмунга. Как же он хотел стать Бальмунгом…
- Как насчет этого?
Угасающий закат в мгновение ока изменился.
Картинка внезапно стала похожа на черно-белый негатив.
- Что?
- Противоположность. Внешняя темница. У Змея знаний нет сюда доступа.
- Даже у Змея знаний…?
Если даже система «Мира» не была на это способна… значит, персонаж Кун был потерян?
- Но я здесь.
Cogito Ergo Sum. Кун вспомнил слова, которые Ован сказал Хасео на АИДА-сервере.
– Это нелегально.
- Нелегально… А что насчет корпорации C.C. и самого «Мира»? Они украли труд Харальда Хоэрвика. Ты позволил своему желанию попасть в корпорацию затуманить твой взор.
- Нет!
- Значит, виной тому жажда денег.
- Это не просто работа! Я…
- Скажи, что ты чувствуешь! – Хасео однажды услышал от Ована то же самое. – В чем дело? Ты растерян? Беспокоишься, что все это – ложь? – продолжил пытать Куна Ован.
- Я спасу Потерянных! – крик Томонари разнесся над черно-белым пейзажем.
- Другими словами?
- Я ненавижу того, кем я был! Ненавижу того, кем я был тогда! – вскричал Томонари.
Зиг стал Потерянным, но был спасен. Теперь же, став Куном, он сам спасет Потерянных. Спасет то, что потерял.
- Хорошо сказано, - одобрительно произнес Ован. – Вот он, настоящий Томонари Касуми. Если отринешь себя, тогда, может, это тебе как-нибудь воздастся... Однако...
Ован указывал на то, что это нельзя было сделать без корпорации C.C. и G.U. Он распалял чувство обиды Куна.
- Ята…?
- Зачем ты это делаешь? Ован… Хасео и остальные, они обманывают меня?
- Не думай о людях плохо. Я наблюдаю за Хасео. И за тобой, Кун. Что бы ни случилось в «Мире», кем бы ты ни был, тебя будут любить. На твоем месте я бы отверг свои изъяны и начал стремиться к чему-то большему.
Затем мир вновь изменился.
Куна насильно телепортировало в другое место. Вокруг была лишь тьма.
Гром прорезал черноту пространства. Звук вырвался из динамиков и вонзился прямо ему в мозг. Облака начали редеть. Он увидел устремлявшиеся в небеса огромные, невообразимо высокие башни.
- Что это за место?
Томонари забыл себя. Однако Кун был здесь. Было очень похоже на то, когда он высвобождал свою аватару. Он утратил ощущение своего настоящего тела.
Ован стоял рядом.
- Это Шесть гремящих вершин Аль-Фадель.
Неизвестная Потерянная земля.
- Шесть гремящих вершин?
- Ты помнишь, что я спросил у тебя на АИДА-сервере рядом со стеной могильной крепости Морригу?
- Что находится по ту сторону стены?
- Именно. Я хотел увидеть другую сторону.
- Стены…
- Реальность и игра. Настоящее и прошлое. Мужчины и женщины. Друг и враг. У всех них есть границы. Где они начинаются? Все это можно обнаружить в Потерянных землях, - сказал Ован, глядя на облака Шести гремящих вершин Аль-Фадель. – Люди, которые видят это, обретают мудрость. Но ты не можешь просто полагаться на чувства. Тебе нужно понять мир.
Чувства и мудрость…
- Ух…
- Вот она, сила. Чего ты можешь достичь с ее помощью?
- Что?
- Твои глаза. Используй их, - левая рука Ована дернулась. – Смотри. Вбирай все в себя. Это вершина истины «Мира».
- А?
В вихрящихся грозовых тучах возник просвет. Должно быть, это сделал порыв ветра. И оттуда, подобно свету, вниз хлынул поток информации. Он обжег Куна, словно огонь.
- Ааааааааааааааааааааааа! – он был не в силах это вынести. Крик Куна эхом разнесся между всеми шестью вершинами Аль-Фадель.

Продолжение следует…